ФИЛЬМ О ЛЮБВИ И НЕ ТОЛЬКО.

Когда на улице Заречной

В домах погашены огни,

Горят мартеновские печи,

И день и ночь горят они.

Фильм «Весна на Заречной улице», снятый в 1956-м году Феликсом Миронером и Марленом Хуциевым, входит в число популярнейших отечественных кинокартин. А песни из него давно стали частью повседневной жизни. Он был производным «оттепели», когда стали снимать кино не о героях и «прекрасном будущем», а об обычных людях, их быте, простых житейских радостях и горестях. Когда на экране кино легко узнавался сосед по «коммуналке» или сменщик на заводе. История, показанная в фильме, тоже была вполне обычным явлением. Подростки войны, восполняли пробел в образовании в вечерних школах. Естественно, взрослый ученик двадцати с лишним лет вполне мог влюбиться в учительницу, которая могла быть моложе его. Мой отец, который был немного моложе героев фильма, рассказывал о таком случае с его старшим товарищем. Кстати, любовь оказалась «ответной» закончилась свадьбой. Однако хотелось бы поговорить о другом.

Большинством людей фильм воспринимается как лирическая картина о безответной любви рабочего парня к учительнице. Это так. Однако в фильме есть и другие не менее важные и интересные сюжетные линии. Во-первых, в фильме постоянно присутствует металлургический завод. Один из первых диалогов в фильме звучит так:

— Новый Год отмечать будем!

— Это по какому же календарю?

— По «доменному».

Далекому от металлургии и советской действительности зрителю это может показаться чем-то непонятным. Однако всё просто. Доменщики выполнили годовой план по выплавке чугуна значительно раньше срока. Перевыполнение плана было серьезным поводом для гордости. Это и почет — грамота, а то и орден; и денежная премия чувствительная. И в диалогах героев регулярно поднимается заводская тема и производственные вопросы: Главный герой работает над усовершенствованием процесса плавки. Встречные знакомые идут со смены или на смену. Наконец гигантская панорама завода, когда учительница приходит посмотреть, где работают её ученики. А также эффектнейшие кадры Саши Савченко (Николая Рыбникова) в сталеварской кепке с защитными очками на печной площадке за работой.

Заводской размах, масштаб металлургического производства. Героизм и романтика труда сталевара. Романтика, важность рабочей профессии показаны в фильме.

Есть еще одна интересная тема в фильме. Выбор, перед которым постоянно стоит главный герой. Очень непростой выбор. Остановиться в комфорте. Либо бороться, преодолевать трудности, но развиваться. И видно, что этот выбор дается не просто. Сталевар – профессия в советское время весьма уважаемая и финансово обеспеченная. Казалось бы, что еще нужно? Честно отработал – иди честно отдыхай, развлекайся. Приятель с гитарой[1] и репертуаром веселых песен – вот он: «Учение, конечно, свет, только на нашей улице фонари и так хорошо горят. Время надо проводить культурно. В сопровождении музыки.» На кружку пива тоже заработал, еще как заработал. Однако вежливый разнос, который вместе с учительницей учинил толковому, но безграмотно оформленному рацпредложению Савченко товарищ-инженер, заставляют его усомниться в перспективе спокойного существования. Да, там новая интересная жизнь. Работа на одном уровне с инженерами, управление процессами. Но там и учеба — колоссальный труд. И герой колеблется. Колеблется как многие его ровесники на металлургических, тракторных, авиационных, заводах. Выбор действительно непростой.

Любовь тоже не простая. Есть Зина, которая рядом. Хорошая, в общем, девушка. Искренне любит. Наверняка будет достойной женой, хозяйкой, матерью. С ней можно построить хорошую, крепкую, «как у всех», семью. Но есть еще учительница, до которой еще нужно дорасти — научиться понимать концерт Рахманинова, узнать, кто такой Александр Блок. За неё нужно еще побороться. И Саша Савченко колеблется. Однако финал фильма хоть и обозначен как «многоточие», но намекает, что бороться стоит.

[1] К слову. Роль приятеля — Юры Журченко исполнил Владимир Гуляев — в 1944—1945 годах — лётчик 826-го Витебского ордена Суворова и ордена Кутузова штурмового авиаполка 335-й штурмовой авиадивизии 3-й Воздушной Армии. Несколько раз ранен и контужен, награждён двумя орденами Красного Знамени и двумя орденами Отечественной войны I степени, медалями.