ПОНЯТИЕ ДИВЕРСИОННОГО ПРОЕКТА

Если мы полагаем, что все жители нацелены на улучшение, на формирование и реализацию положительных замыслов, то мы рискуем ошибиться. Есть и негативные проекты, которые можно назвать диверсионными. Они могут иметь разное происхождение — от глупости и жадности до службы на иностранную разведку. А последнее имеет уже не просто глупое происхождение, но и злоумышлительное, диверсионное.

Институт Города крайне необходим именно для того, чтобы отличить одно от другого – чтобы вскрыть негативные проекты.

 

Любой проект всегда говорит о своей положительной судьбе, о той замечательной роли, которую он сыграет в жизни города и его жителей. Но как получить понимание того, что не всё так просто и у проекта есть негативные сопутствующие. Ответ один: экспертиза и защита проекта, где всё вскроется.

Понятно, что нужно понять меру негативности. У любого проекта будут недостатки. Но именно в этом случае нужно отличить соразмерный, приемлемый, терпимый негатив и радикальный, ломающий, взрывающий негатив. 

Именно последнее и можно назвать диверсионным проектом.

Понятно, что диверсионность надо определить. Ведь в диверсии есть всегда умысел. А умысел надо доказать. К примеру, положили тонкие трубы, которые тут же сгнили, и опять требуются деньги, но бюджет уже все выдал – так город остался с гнилыми трубами, которые нещадно текут, за что платят жители. Диверсия налицо, но где умысел? Ошибка, недосмотр, недочёт? 

Но есть и очевидные вещи. Например, такая мелочь: власть принимает решение закрыть дороги (под предлогом какого-нибудь мероприятия), не сделав объездов. Пробки, раздражение водителей на полицию. Оказывается, кому-то нужно было уволить кого-то. Вот повод – и вот увольнение. Микродиверсия налицо. 

 

Диверсия всегда скрывается за приятным фасадом, как любой яд прячется во что-то привлекательное. Всегда будет озвучиваться благо народа, за которым таится его же крушение. Диверсия начинается с соблазна. Как это было  на Украине: соблазнились Европой, а теперь попали в вечные долги. Соблазн оказался антигосударственным, антинародным. Это значит нужно освобождаться от соблазнов путем раскрытия реального содержания проектов. 

Отсюда задача раскрыть приятный фасад и показать реальность – в конкурентном режиме Научного совета Института Города.  

 

Демократия – это конкуренция. А конкуренция – борьба проектов. Негативное раскрывается в результате проектной борьбы. Но на какой площадке её организовывать? Если нет такой площадки. То конкуренция становится тайной, скрытой. А это чревато. Нужно убрать полемику, дискуссии с улиц и ввести их в режим спокойной научной легальной аргументации.

Легализация проектной борьбы на демократической основе – где есть разные позиции, которые доказывают свою правоту, возможно только в режиме Научного Совета, где есть приоритет доказательств и расчетов, а не эмоций и тенденциозных хитростей в дестабилизирующей беспредметной полемике.

 

Мир усложняется. Неуправляемая сложность моментально превращается в хаос. Хаос — в сокрушения. Институт Города может стать формой управления сложностями на местах.