СЛУШАНИЯ КАК ПРЕДТЕЧА ПРОЕКТНОЙ РАБОТЫ ИНСТИТУТА

Я не мог предположить, что актуальность Института малого Города будет показана так скоро. Меня пригласили на городские слушания, и я делал несколько выводов.

Жанр проектной работы в Городе оказался чрезвычайно актуален.

Во-первых, не оправдались сомнения, которые выражаются в формуле «никому ничего не надо, никто не придет». Зал заседания городской администрации всех не вместил. Это значит люди, жители не только интересуются судьбой города, но и готовы участвовать в проектной деятельности.

Во-вторых, оказалось, что жители знают о городе часто больше, чем власти.

Но это фон. Важное другое. Проектная активность требует оснащения. Народная в том числе. Почему-то Проекта не было администрацией представлено вовсе. И не было понятно, чему слушания посвящены. Официально, был вынесен вопрос о строительстве спортивного сооружения, но ни самого проекта, ни расчетов, ни градостроительных, архитектурных соображений представлено не было. При этом с идеей комплекса никто не спорил.

Спор вызвало место, которое оказалось конфликтным, – фактически в пределах промышленной зоны. То есть предмет слушаний, получается, был озвучен неверно: не вопрос сооружения, а его места. Опять-таки не было представлено ни планов, проекций, презентаций, расчетов, вариантов. Обсуждать фактически было нечего. То есть слушания были не подготовлены. По этой причине обсуждение часто скатывалось на малопредметные вопросы, уводящие от главного вопроса, побуждала эмоции и ненужные конфликты. 

Администрацию понять можно, поскольку «деньги свалились», но это не меняет дела. Проектная неготовность города принять сооружение очевидна. 

Это говорит о том, что спонтанное, «на коленке», проектирование города – ущербно по своей сути. Это говорит о том, что проектная работа Институт города – на научной основе – востребована.

 

Странность этих слушаний было в том, что не было никакого голосования по резолюции, не было резолюции, даже протокола вовсе. Даже со стороны администрации. Проектная работа так не ведётся. Но главное иное – люди, уходя, говорили, а почему нет никаких решений? Зачем тогда приходили? Это важное дело: если люди поработали, то нужно хотя бы решение – в каком направлении пошёл проект. А так получается пустое собрание. Это разочаровывает жителей и не настраивает на продолжение проектной работы. Отторжение жителей от своей работы — недоработка администрации города.

Слушая, по логике дела, должны не начинать озвучивание вопроса, а его завершать. После того, как сформируются позиции, когда позиции «лягут на бумагу» и превратятся проект. То, что администрация вышла даже без своего проекта – вызывает недоумение. Это неподобающий уровень. Более того, это вызывает ненужное подозрение в неготовности власти работать квалифицированно, и — более того – в подпольных замыслах. Ведь логика говорит простое: если тебе что-то не рассказывают – от тебя что-то скрывают, а если скрывают – то скрывают от тебя, а если скрывают от тебя – то значит против тебя.

Этого городской власти никак допускать нельзя. Все революции начинаются с недоверия. А зачем они нужны, революции? Надо работать квалифицированнее.

 

Необходимость более профессиональной, квалифицированной работы по проектированию города – одна из задач Института малого Города. Чтобы деньги, которые приходят, не «падали», а приходили под готовый, осмысленный, принятый жителями и работниками города. Тогда все версии будут осмыслены и будет общее решение города.  

Но даже такие слушания все равно полезны, она вскрывают многие интересные вещи. Для меня было открытием, что стадион в городе есть. Он только зарос бурьяном. Так может сначала восстановить то, что есть, а потом уже думать о комплексах? Ведь комплекс может ждать такая же судьба – зарасти бурьяном. Чтобы этого не было, нужно глубинное осмысление и проработка по вписывание Проекта в Стратегию Города.