ИНЖЕНЕР, ИССЛЕДОВАТЕЛЬ, ПЕДАГОГ.

«Урал – опорный край державы, её добытчик и кузнец …» эти слова Александра Твардовского во многом об уральской металлургии. С давних времен Урал славился металлом. Мотовлихинские пушки, Демидовский «Старый соболь», Каслинское литье – всё это давно стало символами Урала и России. Однако металлургия – это прежде всего люди. Именно люди находят руду, выплавляют металлы, обрабатывают и превращают их в изделия. И Урал славится такими людьми. Мы будем регулярно напоминать о них, чтобы гордиться, чтобы помнить об их вкладе в российскую и мировую металлургию, чтобы использовать и развивать наработанное ими.

 

В Верхней Пышме, перед входом в здание Университета УГМК стоит памятник человеку в долгополом старинном сюртуке, с документацией и рейсшиной в руке. Левая рука застыла в жесте, как будто он что-то спокойно и методично объясняет ученику или студенту. Такое бывает, когда уважаемого профессора, по пути с лекции или в лабораторию, студенты, что называется, перехватывают, в университетском коридоре, задают вопрос, а он начинает на этот вопрос отвечать. Именно таким и был Владимир Ефимович Грум-Гржимайло (1864-1928) – ученый, производственник, педагог, много сделавший для уральской и российской металлургии.

Окончив в 1885 Петербургский горный институт, он много лет проработал на заводах Урала: в Алапаевске, в Нижнем Тагиле, в Верхней и Нижней Салде. С 1911-го по 1918-й он ординарный профессор Петербургского политехнического института. В 1920-24- м – профессор Уральского университета в Екатеринбурге, где возглавлял кафедру теории стали и печей. В условиях гражданской войны, общей разрухи, им было приложено не мало усилий, чтобы сохранить образовательный и научный потенциал уральской металлургической школы.

В научной сфере Владимир Ефимович известен своими трудами в области так называемого «русского бессемерования[1]». В таком процессе углерод начинал выжигаться в самом начале процесса, а не после выгорания кремния и марганца, как в классическом процессе. Много занимался физикой и химией процессов, происходящих в сталеплавильных печах. Им создана «теория перерождения динаса[2]», являющаяся до сих пор основой технологии его обработки.

 

Однако помимо чисто технической стороны деятельности Владимира Ефимовича, нам, как людям занимающимися вопросами человеческого общества в целом, оказалось интересно высказывание Владимира Ефимовича о марксизме[i]. Заявляя об отсталости этого учения, он, тем не менее, отдает себе отчет в том, что власть в России взята большевиками, заявившими о себе как о носителях марксисткой идеологии. И видит позитивный момент, что большевики взялись за наведение в стране порядка и спсобны, в конце концов, организовать страну, избавив её от порока беспечности. И во многом его прогноз оправдался. Построенный к середине 1950-х годов Советский Союз выдержал мощнейший удар гитлеровцев и их союзников, сумел победить, и вся страна работала как точнейший часовой механизм.

 

В заключение отметим, что фамилия Грум-Гржимайло известна не только в металлургии. Брат Владимира Ефимовича – Григорий Ефимович известен как путешественник, географ, зоолог; исследователь Памира, Тянь-Шаня, Монголии.

 

Таков был Владимир Ефимович Грум-Гржимайло, по праву считающийся одним из тех, кем гордится уральская и русская металлургия.

 

[1] Бессемерование – процесс превращения чугуна в сталь выжиганием углерода путем продувания через чугун воздуха или кислорода.

[2] Огнеупорный материал на основе кремнезема (SiO2)

[i] «Учение Маркса есть отсталое учение, уже потерявшее всякую под собой почву. Оно было создано в период расцвета мускульного труда и почти полного отсутствия технического знания и промышленности. Теперь картина резко меняется, и я совершенно убежден, что через 50 лет никакого пролетариата не будет. Как труд рабов, необходимый в древние времена, заменился работою пара и гидравлической силы, так труд пролетариата заменится электричеством. Наш инженерный идеал, зарю которого мы уже видим в железопрокатных заводах Америки, есть завод без рабочих. Это даст людям такое обилие жизненных ресурсов, что в классовой борьбе не будет смысла. Капитализм прекрасно справляется с задачей насаждения этой будущей культуры: гражданин САСШ уже сейчас в 12 раз богаче русского и во столько же раз лучше обеспечен жизненными ресурсами. Из сказанного очевидна одиозность диктатуры мозолистых рук. Но… фактически власть в России у большевиков… Это факт, с которым надо смириться. Большевики хотят сделать опыт создания социал[истически] пост[роенного] государства. Он будет стоить очень дорого. Но татарское иго стоило еще дороже; однако только благодаря татарской школе русские сделались государственной нацией. Временный упадок, ослабление нации с избытком покрываются выгодами такой школы. Увлечение большевизмом сделают русскую науку такой же сильной, как американская. Подавление большевиками личной, промышленной и торговой инициативы, бюрократизация промышленности и всей жизни сделают русских нацией людей инициативы и безграничной свободы. Большевики излечат русских от национального порока — беспечности — и как следствие её — расточительности. За это стоит заплатить. И вот почему я приветствую этот опыт, как бы тяжелы не были его последствия для современного мне поколения …», — АР АН. Ф. 518. Оп. 2. Д. 14. Л. 46-48. Цит. по книге Вернадский В. И. Дневники. 1926-1934. — М.: Наука, 2001. — С. 116-117. — 455 с. — ISBN 5020044091