АРТЕФАКТ ЭПОХИ.

Как человек с техническим образованием и опытом работы в приборостроении и машиностроении я имею, в общем, неплохое представление о литейном производстве. Однако, когда я видел изделия Каслинского художественного литья, то помимо эстетического возникал и чисто технический вопрос. А как делают серийные отливки такой сложной формы? Как извлекают модели из формы, не повредив форму? Да, про литье по выплавляемым и выжигаемым моделям я знал, но когда в магазине видел «строй» «Дон Кихотов» или «Мефистофелей», то невольно возникал вопрос «Как?»

Разобраться с ответом, получить представление о технологии Каслинского литья мне помог Владимир Георгиевич Литвинов, который просто дал мне почитать учебник для средних профессиональных технических училищ «Художественное литье» Б.Н. Зотова.

 

Нужно сразу отметить, что именно учебник, а не беллетристическая книга. Читать для развлечения не получится. Стать специалистом по литью после прочтения – также не получится. Теория, даже очень хорошо изложенная всегда требует серьезной реальной практики. Однако получить общее представление, дополнить имеющиеся знания, начать понимать, о чем говорят специалисты – вполне возможно. Из книги я узнал, что оказывается плоскостей разъема может быть несколько и тогда можно получать серийные отливки типа ларца с ножками. Что, оказывается, хоть изделие и называется литьем, но нередко единой отливкой не является и собирается из нескольких частей. Наконец, познакомившись с технологией кусковой формовки, я получил ответ, как серийно отливают скульптуры.

 

Главное, что я почерпнул из книги, это то, что скульптура, которая стоит у вас на столе – плод коллективного труда. Что формовщик, литейщик, чеканщик и другие мастера – такие же авторы, как и скульптор. Понятно, что с точки зрения эстетики или художественного замысла главная роль принадлежит всё-таки скульптору. Но формовщик подсказывает скульптору, как можно выполнить форму изделия так, чтобы в литейной форме она отразилась максимально точно. Литейщик скажет, заполнит расплавленный металл всю форму или где-то надо расширить каналы. Наконец, чеканщик, формируя текстуру, мелкие детали скульптуры, создает то впечатление реалистичности, которое всегда отличало изделия каслинских мастеров. Мелкие, часто незаметные с большого расстояния детали типа колец кольчуги, пуговиц, глаз часто на уровне интуиции формируют отношение к изделию. Отмечу, что когда я познакомился с работой чеканщика, я понял, почему мне не понравилась «Русалочка» в Копенгагене. Там нет мелких деталей. Видно что чеканщик там не работал. Отсюда ощущение необработанности, если угодно, «дешевизны».

 

Но во время знакомства с книгой, помимо позитивных о получения новых знаний, возникли и не очень приятные эмоции. Было ощущение, что я держу в руках артефакт ушедшей эпохи. Что-то вроде египетского папируса или глиняной таблички из Месопотамии. Да, книга представляет интерес. Информация, содержащаяся в ней интересна и даже актуальна. Но использовать её по прямому назначению, как учебник для средних профессиональных технических училищ нельзя. Кадры специалистов по художественному литью не готовятся. А значит и книга представляет собой скорее музейный или коллекционный интерес.

Другим неприятным «открытием» стала неудачная попытка найти в интернете информацию об авторе книги – Борисе Никитиче Зотове. О нем нет, не то что страницы в Википедии, не удалось найти информацию даже на сайтах нашей области. А ведь живы родственники, еще в бодром состоянии находятся люди знавшие его. Наверняка сохранились документы, личный архив и пр. Что мешает увековечить память ученого-методиста? Те, кто понимает в инженерном деле, знает, что быть хорошим и даже отличным инженером – одно. А вот передать знания в систематизированном, понятном для восприятии виде – совсем другое. Наверное, поэтому инженеров много, а авторов учебников – мало. Это вопрос и к академическому сообществу нашей области.

 

В качестве последнего штриха отмечу, что, будучи на производстве в каслинском предприятии «Каменный пояс», на столе у главного инженера я увидел знакомую книгу в сером переплете. Это была «Художественное литье» Б.Н. Зотова.

— Настольная книга? – поинтересовался я.

— А куда без неё? …

Как говорится, «без комментариев». Жизнь сама подтверждает актуальность книги. И препятствий возобновить её использование – возобновить подготовку смены мастеров каслинского литья, более двух сотен лет формирующих славу Урала, нет. По крайней мере, с точки зрения наличия знаний и методик.